Бой прототипов танков Т-100 и СМК при штурме Хоттиненского укрепрайона 17 декабря 1939 года | Танки в бою

Бой прототипов танков Т-100 и СМК при штурме Хоттиненского укрепрайона 17 декабря 1939 года





Рисунки прототипов танковСМК (сверху) и Т-100

Рисунки прототипов танков СМК (сверху) и Т-100

9 декабря 1938 года на своем совместном заседании Комитет Обороны и Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотрели проекты недавно разработанных новых тяжелых многобашенных танков СМК и Т-100. В целом проекты были приняты без изменений, за исключением личного указания И.В. Сталина о сокращении числа башен до двух. В начале января 1939 года на двух Ленинградских заводах началась параллельная сборка прототипов обоих танков.

Первым был собран прототип танка СМК, который самостоятельно своим ходом покинул сборочный цех совершил 30 апреля, при том, что прототипу Т-100 удалось это сделать лишь 1 июля этого же года. После полигонных испытаний в Кубинке, оба прототипа были направлены на фронт начавшейся в тот период Советско-финской войны для дальнейших испытаний в боевых условиях.

Испытания обоих прототипов в боевых условиях осуществлялись фактически персоналом и водителями-испытателями заводов-производителей по специальному разрешению правительства. Рабочие и инженеры ленинградских заводов прошли ускоренную специальную подготовку, включавшую в себя вождение танка, стрельбу из пушек и пулеметов, а также другие боевые навыки. В состав экипажа танка СМК были включены: командир танка старший лейтенант Петин, его помощник сержант Могильченко, механик-водитель, моторист, стрелок-радист и наводчики – рабочие и испытатели Кировского завода В.И. Игнатьев, А.Г. Токарев, А.П. Куницын и другие. В экипаж прототипа Т-100 вошли военнослужащие 20-й тяжелой танковой бригады – командир танка лейтенант М.П. Астахов, артиллеристы: Артамонов и Козлов, радист Смирнов и рабочие и испытатели завода N 185 имени Кирова – водитель А.Д. Плюхин, запасной водитель (он помощник механика-водителя) В.А. Дрожжин и моторист В.И.Капланов.

Прототипы танков Т-100, СМК и КВ-1 были были сведены в poтy тяжелых танков 91-го танкового батальона в составе 20-й тяжелой танковой бригады. Командиром роты был назначен капитан Колотушкина.

17 декабря 1939 года указанная рота вступила в бой при попытке штурма Хоттиненского укрепрайона.

Противотанковый эскарп перед пулеметными дотами в полосе финской обороны Сумма - Хоттинен. На фото запачатлен эскарп с железобетонными надолбами внизу в четыре ряда.

Противотанковый эскарп перед пулеметными дотами в полосе финской обороны Сумма — Хоттинен. На фото запачатлен эскарп с железобетонными надолбами внизу в четыре ряда.

В задачу 91-го танкового батальона входила поддержка наступающей пехоты при штурме передовых дотов Хотиненского упрепрайона в полосе Сумма-Хоттинен. При этом линия обороны финнов в этой полосе представляла собой шесть пулеметных дотов, расположенных в шахматном порядке и взаимно простреливавших подступы друг к другу. Доты были сопряжены между собой подземными ходами-сообщениями, которые так же выходили к расположенным на возвышенности в глубине финской обороны двум мощным артиллерийским дотам. Командный пункт полосы обороны Сумма-Хоттинен располагался в поземном форте в средине системы пулеметных и артиллерийских дотов и возвышался над поверхностью только лишь наблюдательными колпаками. Строительство железобетонных оборонительных укреплений в этой полосе, как и всей «Линии Маннергейма» началось еще весной 1936 года. Для строительства командного дота финские военные инженеры решили использовать природную возвышенность, которую раскопали на глубину 40 метров. В качестве фундаментальных оснований использовались блоки бетонные для фундамента, которые производились на поверхности, а потом укладывались на дно котлована и связывались арматурой и бетоном. Стены командного дота производились методом монолитного бетонного литья в формы с арматурным каркасом. Плиты перекрытия между уровнями дота, на его крыше, а так же ходов сообщения производились аналогично бетонным блокам фундамента, а затем монтировались на конструкции. Крыши дотов и ходов сообщений сверху покрывались каменистым грунтом, который усиливал маскировку и бронирование данного укрепления. Аналогичным образом производилось строительство артиллерийских дотов на господствующих возвышенностях, которые, простреливая подступы к укрепрайону, прикрывали как командный дот, так и пулеметные доты. При этом толщина железобетонных стенок артиллерийского дота достигала 50-60 сантиметров в районе амбразур, а пулеметного – 45-50 по выступающему над поверхностью земли кругу.

Прототип танка Т-100 незадолго после прибытия на фронт

Прототип танка Т-100 незадолго после прибытия на фронт

Утром, 17 декабря, наступление танков батальона при поддержке пехоты началось после непродолжительной артподготовки. Танки успешно наступали и, ведя огонь по амбразурам пулеметных дотов, по различным оценкам, смогли подавить, по меньшей мере, три дота. Наиболее эффективным при этом оказался огонь опытного образца танка КВ-1, который отличался особой точностью. Танки Т-100 и СМК шли впереди батальона и к 10 часам смогли продвинуться за линию финских пулеметных дотов, к наблюдательным бронеколпакам командного дота.

Именно в этом месте финской обороны, СМК, переезжая ящики из-под снарядов, подорвался на замаскированном фугасе. В результате взрыва был поврежден ленивец и гусеница, что привело к остановке танка.

Экипаж танка Т-100 пытался взять поврежденный СМК на буксир, однако эти попытки успехом не увенчались. После этого и Т-100, и СМК вели артиллерийский огонь по амбразурам двух артиллерийских дотов на возвышенности, однако пробить толстые бетонные стены дотов они были не способны, а поразить амбразуры не хватало точности стрельбы.

Подбитый прототип танка СМК в глубине финских позиций

Подбитый прототип танка СМК в глубине финских позиций

Расстреляв боекомплект, экипаж танка СМК, прикрываемый огнем Т-100, успешно эвакуировался из подбитой машины через днищевый люк и перебрался внутрь танка Т-100.

Выйдя из боя, экипажа Т-100 насчитал на броне танка минимум семь вмятин от снарядов ориентировочно 37- и 47-миллиметровых противотанковых пушек артиллерийских дотов с расстояния примерно в  500 метров. Броня при этом не была пробита ни разу.

После указанного боя танк Т-100 отправили для ремонта двигателя в тыл, откуда он вернулся на фронт лишь 18 февраля 1940 года. А СМК так и простоял у финского командного дота практически до конца войны, при этом финские разведчики неоднократно его исследовали и даже сняли с него люк главной башни.

Уже после окончания Советско-финской войны доты Хоттиненского укрепрайона были обстреляны в порядке тестирования САУ СУ-100Y. Результатом тестирования стало полное разрушение поверхностных надстроек артиллерийских дотов с первых же выстрелов САУ. Чуть позже на пулеметных и командном дотах «тренировалась» опытная САУ СУ-14-2 (СУ-14-Бр-2), которая так же показала неплохие результаты и эффективность огня.

Танки в бою © 2017 ·   Все о танках - история, сражения, танковые асы, новости Войти   · Наверх